1249dfeb

Константинов Андрей - Служба Приватного Сыска 4



МУЖЧИНА ДЛЯ АНИ
Андрей КОНСТАНТИНОВ и Александр НОВИКОВ
Глава первая
В ТОТ ДЕНЬ ШЕЛ ДОЖДЬ
Когда Анна Николаевна наконец замолчала, Купцов спросил у нее.
- А сколько все-таки она стоила, Анна Николаевна? Вы несколько раз сказали: дорогая вещь, но не назвали конкретной цены.
- Я, право, в затруднении, - ответила она тихо.
- Я понимаю, - сказал Купцов и посмотрел на фотографию. - Я понимаю - вещь старинная, дорогая и, как принято говорить, цены ей нет. Цену, однако ж, всякая вещь имеет. Увы, Анна Николаевна, увы... проза жизни.

Но мы люди приземленные и хотели бы знать цену.
Посетительница молчала, глядела на Купцова глубокими серыми мазами... Под глазами лежала синева, явственно пробивающаяся сквозь легкий загар. Посетительница молчала, и тишина висела, будто забытая шинель на гвозде в пустой комнате дома, предназначенного под снос.
- Ну так что же, Анна Николаевна, - сказал Петрухин, - какова цена вашей бесценной сабли?
Она пожала плечами. Вместо нее ответил Петр Николаевич.
- Видите ли... - сказал он и замолчал на несколько секунд. - Видите ли в чем дело, господа... Сабля дорога сама по себе как произведение ювелирного и оружейного искусства... В оформлении эфеса нет драгоценных камней, да и золота совсем немного.

Но это уникальная работа. Иран, вторая половина восемнадцатого века. Вы понимаете, господа?
- А все-таки - сколько? Хотя бы приблизительно.
- Э-э... как минимум, тысяч шестьдесят, - сказал Петр Николаевич.
- Две тысячи баков? - разочарованно сказал Петрухин.
Посетители изумленно посмотрели на него.
- Шестьдесят тысяч долларов, Дмитрий Борисыч, - тихо сказал Петр Николаевич.
Анна Николаевна кивнула и заплакала.
Купцов:
Тот день начинался, как сказал бы мой партнер Петрухин, творчески. Я собирался заняться зубами и на службу с утра не пошел. Настроение было, конечно, так себе - с детства эти стоматологические приключения не люблю, но деваться было некуда, и я, собравшись наконец, решил поправить зубки.
Не тут-то было! В тот момент, когда я собирался выйти из дому, запиликала труба... и дернул меня черт отозваться! Я отозвался и услышал голос своего партнера:
- Ты уже в пыточной? - спросил Димка. А я, чтобы не давать ему повода для радости, ответил, что нет, я не в пыточной, я дома.
- Тогда, - сказал он, - пулей лети в универсам, к Комарику.
- С чего бы это вдруг? - спросил я.
- Они там бабенку на краже прихватили.
- Ну и что дальше?
- А то дальше, что эта тварь - супруга вице-губернатора. Понял? Давай быстрей, а я тоже подтянусь.
Вот так вместо поликлиники попал в настоящую пыточную. Мой "непосредственный начальник" Иван Иванович Комаров лично задержал вице-губернаторскую супружницу... Был господин Комаров, как водится, нетрезв баллов этак на пять по десятибалльной шкале и умудрился не только задержать госпожу X., но и оставил на нежной ее руке хорошенькую гематому. Мне Иван Иваныч по секрету сказал:
- Да это ты, Леонид, еще не видел, какие она тут понты кидала. Ва-аще пальцы гнула веером, тварь такая... Как она стала орать: я, мол, вас всех посажу, - так уж я хотел ей прям по сусалам впендюрить... да сдержался.

Пересилил, понимаешь, себя.
- Ну надо же, какая у тебя, Иван Иваныч, сила воли, - позавидовал я, сам еле сдерживаясь, чтобы своему начальнику "прям по сусалам не впендюрить". Вообще-то ситуация с кражами в универсаме - больной вопрос.

Ни охрана, ни видеокамеры не спасают, и фирма постоянно несет известный процент потерь... Однако это вовсе не основание ставить синяки покупателям. Независимо о



Назад