1249dfeb

Константинов Владимир - Город



Владимир Константинов
ГОРОД
Ум всегда в дураках у сердца.
Ф.Ларошфуко
Тот, кто умеет, тот делает, кто
не умеет — тот учит.
Б.Шоу
Пролог.
Встреча эта случилась ровно два года назад. Была середина августа — самая
грибная пора в Сибири. А я, надо сказать, большой любитель этой бескровной
охоты и, если выдавалось свободное время, не мог отказать себе в удовольствии
побродить с лукошком по лесу. День тот выдался очень погожим — теплым, тихим,
солнечным. Ранним утром, прихватив корзину, я отправился в лес. Жил я в то
время в Новосибирском академгородке более двадцати лет и за эти годы на пять
километров в округе знал наперечет все грибные места. Поэтому к обеду моя
двухведерная корзина была полна груздей, рыжиков, волнушек и маслят. Пора была
возвращаться.
Я шел по лесной дороге и думал над сюжетом очередного романа. Здесь,
среди природы, мне всегда легко думалось, появлялись свежие мысли, идеи. У
развилки дороги стояла длинная г-образная скамейка. Мне всегда хотелось увидеть
людей, построивших в лесу такие вот скамейки. Хорошие они должны быть люди, с
красивыми и добрыми лицами. Я сел на скамейку, раскурил трубку. Курить трубку
меня убедила жена, утверждая, что с ней я похож на Хемингуэйя. Я поддался её
уговорам, хотя, честно признаться, никакого сходства со знаменитым писателем не
обнаруживал. Минуты через три из леса вышел высокий, плечистый парень с точно
такой же, как у меня, корзиной. У него было открытое, простодушное и довольно
симпатичное лицо. Он подошел, поздоровался, сел на скамейку, достал пачку
сигарет и тоже закурил. Его корзина также была полна грибов. Сверху я увидел
насколько средней величины белых и откровенно позавидовал:
— Неужели белые пошли?! А я ни одного не нашел.
— Я знаю одну полянку, — ответил парень, улыбаясь. — Там они всегда
появляются раньше, чем в других местах.
— Значит, через недельку надо снова наведаться.
— Обязательно. — Он долго ко мне присматривался, затем спросил: —
Скажите, вы — писатель?
— Да, — подтвердил я. — А мы разве встречались?
— Нет. Я видел вас по телевизору.
— Было такое дело.
— Вас ведь Владимиром Ивановичем зовут?
— Ну и память у вас! — удивился я.
— Да, память у меня исключительная. А меня зовут Григорием. Григорий
Орлов.
— Тот самый? — шутливо спросил я.
— Какой? — недоуменно посмотрел он на меня. — Ах, вы имеете в виду графа?
Нет, я — другой. А впрочем, в нашей жизни все возможно. Поэтому, не могу
гарантировать, что я не тот самый.
Ответ меня несколько удивил и позабавил. Интересный молодой человек, с
юмором.
— Хотите, Владимир Иванович, я расскажу вам совершенно потрясающую
историю, случившуюся со мной совсем недавно? — неожиданно предложил Григорий.
— А может быть мы сначала перекусим, — проговорил я, снимая рюкзак и
доставая из него термос с кофе и бутерброды с колбасой, о которых я, увлекшись
грибной «охотой», совершенно забыл. — Ты как, не против?
— Он не против, — ответил тезка знаменитого графа и широко улыбнулся.
Замечательная у него была улыбка. Так улыбаться может лишь человек с большим
сердцем и широкой душой. Нравился мне новый знакомый. От него веяло жизненной
энергией и уверенностью, так порой нехватающим людям, особенно в наше трудное
время.
Мы перекусили и он рассказал мне, действительно, совершенно невероятную
историю. Григорий оказался большим выдумщиком и фантазером. Я люблю фантастику.
Но даже у известных фантастов не читал ничего подобного.
— Молодец! Красиво сочиняешь! — похвалил я его, когда он закончил



Назад