1249dfeb

Копти Александр - Полёт



Александр КОПТИ
ПОЛЕТ
ИНТРОДУКЦИЯ
Скорость и высота, грозные всплески воздушного океана, зловещие
водовороты на границах сталкивающихся потоков. Гигантские невидимые волны,
возносящиеся к курчавым облакам и выше, еще выше, в Маракотову бездну
неба. А внизу - бескрайняя зеленая равнина, и озера и реки на ней, как
кровеносные сосуды на теле земли. На севере - плоскогорье, а еще дальше
горы, красноватые вершины которых дерзко бросали вызов небесам. За
грозными перевалами горы спускались к морю и малахитовым миртовым рощам.
Тело казалось невесомым. Восходящий поток бережно поддерживал его,
постепенно приближая к такой манящей, но таившей неисчислимые опасности
земле. Наметив обломок черной скалы над пенной полосой прибоя, он сделал
несколько мощных взмахов, но в это время из-за гор налетел порыв ветра -
над морем собиралась буря. Войдя в плавный вираж, собрался опуститься на
скалу, как вдруг в воздухе послышался пронзительный свист, нарушивший
первозданный покой: древнюю песню ветра и моря, леса и гор. Он поздно
заметил стрелу, вылетевшую из густых зарослей дрока, и встретился в
воздухе с остро отточенным жалом. Огромные белоснежные крылья напрасно
старались унести его прочь от страшного места - глаза застлала красная
пелена. Он упал неподалеку от черной скалы и, уже умирая, успел заметить
двух безобразных двуногих существ, которые вышли на поляну из кустарника.
- Хвала тебе, Кир! Царские пирушки не ослабили руку, не притупили
глаз, - его спутник коснулся лба в знак наивысшего восхищения. - Такого
альбатроса мне еще не приходилось видеть. Но что это? Смотри!..
Они склонились над окровавленной птицей - на лапе холодным отблеском
солнечных лучей сверкал драгоценный камень, оправленный в неизвестный
металл. Вокруг вилась надпись на незнакомом языке.
ОСАДА
1
Тихие улочки белоснежного города - розы и кипарисы, изнывающие от
полуденного зноя, аккуратные домики зажиточных горожан, утопающие в
зелени. Величественный и грозный в многообразии порталов, арок, башен из
розового камня императорский дворец. Но не видно было в городе улыбок и
безмятежно довольных лиц. Воины деловито сновали по улочкам, собирались на
площадках и у главных дворцовых ворот. Война! Этим словом жил теперь
город.
А за древними городскими стенами, кое-где полуобвалившимися от
времени, кипела своя жизнь, страшная, мужая, непонятная. Тысячи ратников
черными муравьями передвигались по равнине. Всадники на низкорослых,
длинногривых лошадях сгоняли, словно скот, в одну огромную беспокойно
гудящую кучу не успевших укрыться в городе простолюдинов. Черный дым
поднимался над пригородными усадьбами к блеклому от зноя небу.
И над всем этим - безмятежно улыбающееся солнце.
2
Кровь... Оказывается, она не алая. Вернее, не только алая, но и с
золотистым отливом, насыщенного цвета переспелого граната. Черная, как
крыло ночи. Ржавая...
Пот застилал глаза.
В ушах стоял дикий вой.
Оскаленные лица, перекошенные в крике рты, крючья, стремительным роем
летящие к стенам. Внизу - смуглолицые, горбоносые, в диковинных пестрых
халатах люди, прикрывающиеся треугольными щитами. Злобные взвизги стрел,
бухающие вздохи тирана. И кровь, оставляющая после себя на руке
причудливый извилистый след, пахнущий жизнью. Слабость охватила тело.
Хотелось прилечь, подложив под голову отяжелевший меч, и закрыть глаза.
Ручейки пота текли по спине, и в начавшем растекаться сознании знакомый
лениво-томный девичий голосок звал издалека: "КИИР! Киир!.."
3
- Надо отходи



Назад