1249dfeb

Корабельников Олег - И Распахнутся Двери



Олег Корабельников
И распахнутся двери
Из круга жизни, из мира прозы
Вы взброшены в невероятность.
В.Брюсов
Он погиб в конце лета. Сильный и уверенный в себе, бросился в реку, не
успев скинуть одежду. Быстрое течение отнесло его тело далеко от пятачка
пляжа, где в тот вечер он сидел под шляпкой грибка и читал книгу. Он
заложил ее листком подорожника, не зная о том, что она так и останется
недочитанной.
Собака породы боксер по имени Джеральд лежала рядом, то и дело отрывая
голову от остывающего песка, словно проверяя, на месте ли хозяин.
Лето было на излете, на пляже редкими кучками сидели и лежали люди,
кое-кто плескался у берега, не рискуя в такой час заплывать далеко.
После того как все это случилось, осталось два истинные свидетеля его
гибели. Один из них был собакой, а словам второго не верили, с
негодованием обвиняя в причастности к смерти хорошего человека.
Свидетелем, или виновником, была девушка. Ее звали Жанна. Она заплыла на
середину реки, поддерживаемая легким надувным кругом. Смерть ей не
грозила, правда, вода была холодная, и впоследствии Жанна рассказывала,
как свело ноги, она перепугалась, что течение вынесет на стремнину, и не
ее вина, что парень, а, вслед за ним и собака, кинулись в реку.
- Все это, может быть, и правда, - говорили ей, - но мы тебя знаем. Ты
специально хотела привлечь внимание людей, чтобы позабавиться их
растерянностью. И даже более того, - говорили ей, - ты кричала свое
шутовское "помогите" именно для него. Ты взбалмошная и злая, тебя бесило,
что он не обращал на тебя внимания, не был влюблен, как многие, а ты
привыкла, что парни провожают тебя задумчивыми взглядами, добиваются любви
и даже дерутся, когда ты умело натравливаешь их друг на друга.
- Нет, - плакала она, покусывая кончик выгоревшей пряди, - нет, я на
самом деле перепугалась и даже не знала, что он был на пляже. И разве я
думала, что именно он бросится в реку, ведь на берегу было много людей.
- Мы знаем тебя! - кричали ей. - Нас не проведешь! Ты весь вечер
увивалась возле него, строя глазки, а он читал книгу, поглаживал собаку, и
это тебя взбесило.
- Все было не так, - оправдывалась она, - я пришла на пляж одна, с
другой стороны, заплыла на реку выше по течению и не могла видеть его. Я
ни в чем не виновата.
- Бездарная актриса, - шипели бывшие подружки, - судьба наградила тебя
красивым телом и пустой головой. Ты разыгрывала роль утопающей,
начитавшись идиотских романов. Ах как романтично, решила ты в тот вечер,
благородный и прекрасный юноша, презрев опасность, спасает тебя от смерти,
а ты, бездыханная, лежишь на песке, притворно прикрыв веки, он склоняется
над тобой, пытается привести в чувство, прикасается губами к твоему лицу,
а ты только и ждешь этого, чтобы, красиво и томно простонав, распахнуть
лживые глаза, слабо улыбнуться и обвить руки вокруг его шеи.
- Неправда, - устало качала она головой. - Это ложь. Я никогда не
добивалась его любви. Я никого не любила, и не моя вина, что я красива и
много парней ухаживало за мной. Да, я смеялась над ними, но при чем здесь
он?
- Я пытаюсь понять вас, - говорил его отец после похорон, - я хочу
простить вас, но у меня ничего не получается. Он был моим единственным
сыном, наследником всего, что у меня было и есть. Вы молоды и красивы,
зачем вам понадобилось отнимать у меня последнюю надежду и опору? Он даже
не успел жениться, не успел подарить мне внука, чтобы не оборвался наш
род. Возможно, что вы не виноваты, но вы не рисковали жизнью, а он



Назад