1249dfeb

Корабельников Олег - Из Цикла - 'ось'



Олег Корабельников
Из цикла - "ОСЬ"
С М Е Р К А Л О С Ь
Смеркалось. Пригрезилось ему, что стоит он на берегу, у самого обрыва и в
руке своей ее руку держит. Чью именно - так и не виделось, слишком уж
быстро смеркалось. И чувствовалось ему, как пиджак изнутри воздухом
наполняется. Словно кто надувает его.
- Кто бы это мог быть? - думалось ему, а на самом деле не думалось, а
говорилось вслух.
И она, лица которой не виделось, отвечает:
- Это любовь тебя переполняет, милый!
- Да ну! - сомневается он и тут же замечает, что и она на глазах полнеет,
разбухает и даже пытается приподняться над землей.
- Душа моя полна тобой! - восклицалось ей. - У меня крылья растут от любви!
Я вся такая легкая, невесомая!
- Что за глупости? - подумалось ему вслух и тут же он видит, что платье ее
лопается по шву и большие крылья выпрастываются из-за спины. Она смеется,
взмахивает крыльями и улетает.
И ощутилось ему, как пиджак на его спине лопается. Что-то там зашуршало,
заскрежетало, зашевелилось, защекоталось, замаячилось перед глазами. И
видится ему, что это - крылья. Только не птичьи, а кожистые и мохнатые, с
перепонками, как у летучей мыши. Короче - некрасивые крылья и по законам
аэродинамики никудышные для полета в разреженном воздухе.
- Лети ко мне! - слышалось ему. - Мы улетим с тобой далеко-далеко! Ах, как
далеко!
Он посмотрел вверх, но ведь смеркалось, и ничего не виделось. Только пух
летел с неба, как из усердно взбиваемой перины.
- Далеко - это хорошо! - возмечталось ему. - На край света, к черту на
рога, хоть куда, лишь бы здесь не оставаться. А то очень быстро смеркается.
Он с недоверием взмахнул своими крыльями, пошелестел ими и подпрыгнул.
Летелось долго - ведь стоял он на обрыве. И темные воды объяли его, и
намокли крылья, и потянули в глубину.
- Ах, - напоследок подумалось ему. - Как губит эта любовь!
В голове смеркалось.
П Р И С Н И Л О С Ь
Приснилось ему, что спит он с женой, а если приглядеться, то и не с женой
вовсе, а просто с женщиной. С чужой. Но в то же время с родной и близкой.
Захотелось ему приобнять ее - обнялось, поцеловалось. Дальше - больше.
Только одно плохо - заскреблось в душе, зацарапалось, вроде бы совесть
мучает. Раньше как-то жене не изменялось, а тут само собой получилось.
А жене его, той, что рядом спалось, приснилось, что гуляет она по лесу и
хорошо ей так, легко, радостно. Только что-то щекочет в голове, словно бы
чешется. Почесалось немного, а потом и вовсе раззудилось. Настроение от
приятной прогулки портит. Пощупала она темечко, а там бугорки маленькие
проклевываются, твердые и гладкие.
- К чему бы это? - подумалось ей.
Но в это время дождь пошел и она решила, что к дождю. Успокоилась. А
бугорки растут и растут. Соком наливаются и даже ветвиться собираются.
Тут-то ей и вздумалось, что это рога у нее растут и дождь совершенно не при
чем.
Всколыхнулось в ней все, взбеленилось, разгневалось и она из того леса
прямехонько к мужу в постель прибежала. Да как его, спящего, по щеке
хлопнет! У того аж все опустилось с перепугу.
- Ты чего это! - кричит. - Почему меня по лицу лупишь, когда я сплю и даже
не выпивший!
- Сон мне приснился и означает он, что ты мне рога наставил! Примета
верная!
Муж, конечно, поясняет, что он только во сне изменил, по нечаянности, по
неведению и по глупости, в чем готов покаятся, но жена не верит и в
довершение избиения говорит ему:
- Тогда и я тебе изменю. И сейчас же.
Успокоенная предстоящей местью, она засыпает, но к сожалению, до сам



Назад