1249dfeb

Кордонский Михаил - Большая Молитва



Михаил Кордонский
БОЛЬШАЯ МОЛИТВА
Нхгабта всмотрелся в лики телекамер. - Сорок восьмой кабельный. А я всё
же какой-никакой, а член ООН. Ладно, сойдёт.
- Я обращаюсь к своему народу и к международному сообществу! Позавчера
в Старогорске были похищены пятеро граждан Тнтханы. Террористы вымогали за
них выкуп. Я публично и по дипломатическим каналам потребовал у
правительства России немедленно освободить моих подданных. Вчера жрецы
Ретхто сообщили мне, что в момент разговора террористов с моим
посольством, четверо из пяти похищенных уже были мертвы.
На моё требование немедленно предать справедливой казни преступников,
Москва ответила невнятно. Обычаи предков обязывают нас защищать своих
соплеменников и карать убийц. Поэтому я, Король и Верховный Жрец Тнтханы,
в согласии с Советом Жрецов Ретхто решил: сотворить Нбтогх Тодх.
Нхгабта покосился на переводчиков. Он дал им большую поблажку произнося
речь на полуофициальном французском, но английский - это было бы уж
слишком: и свои не поймут, и у чужих не следует идти на поводу.
- Почти сто пятьдесят лет Нбтогх Тодх не творился под этим небом. Мы
жили в мире по законам мира, воевали по законам войны, а преступников
карали сообща с правителями других стран. Но сегодня кровь невинных жертв
требует отмщения.
Нхгабта вздел небу руки. Накидка, придававшая ему цивилизованый вид,
спрыгнула, являя национальные цвета тела и раскраски. И заревел. Это
далось ему проще, чем, на ежегодном Празднике - сегодня он был
действительно зол. Двое из четверых погибших детей были его племянницами,
принцессами Нхгабта. Кто мог знать, что именно они? Королю положено любить
весь народ, но ближняя кровь всё равно дороже. В речь для чужеземцев эти
подробности решили не вставлять, но все свои знали что к чему, когда
взревели вместе с королем. Большею частью не столичные баловни, а жители
дальних деревень дико орали на площади, обрамлённой автобусами. Спускаясь
по ступенькам, Нхгабта посмотрел в глаза звукооператору, лихорадочно
дёргающему поводья пульта, и покачал маской в руке. Сообразительный
белобрысый американец зашептал микрофону, Нхгабта облачился и потерял
возможность общаться взглядами. Но когда масками покрылась вся площадь,
цветокоррекция телекамер уже была в соответствии с этим величественным
зрелищем.
- Сейчас мы вам добавим экзотики, мать вашу! Последние слова Нхгабта
подумал по русски, и было тому три причины:
две явных и одна тайная. Политическое событие было связано с Россией,
их ругательства самые крепкие в мире, и Нхгабта однажды танцевал этот
священный, запретный танец под чужим небом. Правда, только кусочек танца,
хотя и весь он лишь малая часть Нбтогх Тодх, но и это великий грех перед
Ретхто. В неподобающе пьяном виде, на вечеринке, в любимом Париже, тогда
Нхгабта и подружился с князем без княжества, никогда не видевшим своей
Родины.
Все компаньоны из белых стали синими, до утра не могли заниматься
сексом и до окончания университета откровенно боялись Нхгабта, ещё и
других пугали. И только Борис не протрезвел, а жал руку, восклицая: -
Боже, как красиво!
Ты великий танцор, Нхгабта! А мы тут в своей Европе мним... Русский
балет... Это религиозный танец, ведь правда? У нас служба тоже... Красиво,
но механистично, таланта нет. Но всё-таки красиво! Пойдём в воскресенье в
церковь, тебе понравится. Ты поймёшь, а они - нет...
* * *
Вовка Чернышов, эксперт Старогорского филиала фирмы "Бука", дошел до
пункта 39-го списка предложений.
"История и современная пр



Назад