1249dfeb

Корецкий Даниил - Пешка В Большой Игре 1



ДАНИЛ КОРЕЦКИЙ
ПЕШКА В БОЛЬШОЙ ИГРЕ
ПЕШКА В БОЛЬШОЙ ИГРЕ – 1
Аннотация
Ромам Данила Корецкого повествует о сложной операции, проводимой руководителем одного из управлений ФСК, ключевой фигурой которой является самый обыкновенный человек, не подозревающий о своей роли. Вовлеченный в политические интриги, он становится объектом охоты со стороны конкурирующих российских спецслужб, американской разведки и современных мафиозных группировок...
Глава первая
Убийцей мог оказаться любой. Когда плотная фигура в коричневом плаще стремительно вышагнула из встречного потока прохожих, сердце Каймакова сжалось и он шарахнулся в сторону, чувствуя, как холодеют наиболее уязвимые места: шея, живот, пах...

Человек ощутимо зацепил его корпусом, невнятно ругнулся и бросился бежать, как сделавший свое дело киллер. Теперь должна была прийти боль, она слегка запаздывает, пока нервные волокна сопротивляются первому травмирующему организм натиску, но потом ударяет в мозг безжалостно и беспощадно, лишая сил, надежды, а если повезет – сознания.
– Чего стоишь на дороге? – Каймакова толкнули в спину. – Лучше места не нашел!
Боли не было, только ноги промокли, и мелкомелко дрожало чтото под солнечным сплетением. Каймаков обернулся. Коричневый плащ пробивался сквозь штурмовавшую автобус толпу.

Каймаков перевел дух, вышел из заполненной мокрым снегом лужи и тяжело зашагал вперед.
"Дурдом какойто... Так и сдвигаются по фазе! Седуксена, что ли, попить... ".
В пять часов было уже совсем темно, шел мелкий колючий снежок, который тут же таял, мертво светили ртутные фонари, в крестообразных башнях украшавших «ЮгоЗападную» высоток горели почти все окна. Плотные человеческие потоки тянулись из метро к автобусным остановкам, ярким витринам универсама, окрестным домам, все было привычно и обыденно, кроме мгновенного взаправдашнего ужаса, от которого Каймаков никак не мог отойти.
Позавчера его пригрозили убить и дали сроку два дня. Хотя он старательно успокаивал себя – мол, это глупая шутка, или какоето идиотское недоразумение, или не менее идиотский розыгрыш, но пережитый страх наглядно продемонстрировал, что угроза оказалась убедительной. Хотя выглядела она, как фарс.
Его остановил на улице крепкий парень с уверенными манерами и решительным лицом, придержал за рукав и спокойненько так сказал: «Брось это говенное мыло! Тут не шутками пахнет, ты мафии на хвост наступаешь. Не успокоишься – тебя уберут».
– Что? – переспросил Каймаков не своим, какимто писклявым голосом. – Вы кто такой, гражданин?..
Парень криво усмехнулся. У него был расплющенный нос и золотая коронка.
– Я и есть мафия, – проникновенно сказал он. – Два дня сроку, а потом ты покойник! Засадят маслину в башку, и все дела... Понял?
Парень повернулся и неторопливо пошел к красной «девятке» без номеров. Каймаков оцепенело смотрел, как автомобиль плавно тронулся с места... «Ерунда! Так не угрожают... И мафия себя так не называет...»
Каймаков втиснулся в троллейбус, проехал две остановки и, изжеванный, вывалился опять в изморось и слякоть.
«Черт, забыл в универсам зайти! Пельмени сварю, полпачки осталось... Может, ктото из ребят решил „на пушку“ взять... А может, торгаши, имто действительно огласка ни к чему...»
Он обошел магазин «Союзпечать» и побрел вдоль верениц иностранных машин – слева располагался консульский дом – в глубь квартала, к своей девятиэтажке.
Залепленные снегом «Вольво», «Ниссаны» и «Мерседесы» выглядели бесхозными и заброшенными. У некоторых из пустых глазниц фар торчали обрывк



Назад