1249dfeb     

Корецкий Даниил - Пешка В Большой Игре



det_action Данил Корецкий Пешка в большой игре Ромам Данила Корецкого повествует о сложной операции, проводимой руководителем одного из управлений ФСК, ключевой фигурой которой является самый обыкновенный человек, не подозревающий о своей роли. Вовлеченный в политические интриги, он становится объектом охоты со стороны конкурирующих российских спецслужб, американской разведки и современных мафиозных группировок...
варлинов, кгб, спецслужба, агент, фск 1991-1994 ru ru Serge V. Tarasov SVT max@arkos.ru FB Tools, XMLSPY, Far 2004-06-29 Unknown 2457705E-3DD1-4E99-B554-978AF01AEA1F 1.0 Пешка в большой игре ЭКСМО Москва 2003 5-699-03040-9 Данил Корецкий
Пешка в большой игре
Глава первая
Убийцей мог оказаться любой. Когда плотная фигура в коричневом плаще стремительно вышагнула из встречного потока прохожих, сердце Каймакова сжалось и он шарахнулся в сторону, чувствуя, как холодеют наиболее уязвимые места: шея, живот, пах...

Человек ощутимо зацепил его корпусом, невнятно ругнулся и бросился бежать, как сделавший свое дело киллер. Теперь должна была прийти боль, она слегка запаздывает, пока нервные волокна сопротивляются первому травмирующему организм натиску, но потом ударяет в мозг безжалостно и беспощадно, лишая сил, надежды, а если повезет – сознания.
– Чего стоишь на дороге? – Каймакова толкнули в спину. – Лучше места не нашел!
Боли не было, только ноги промокли, и мелкомелко дрожало что-то под солнечным сплетением. Каймаков обернулся. Коричневый плащ пробивался сквозь штурмовавшую автобус толпу.

Каймаков перевел дух, вышел из заполненной мокрым снегом лужи и тяжело зашагал вперед.
"Дурдом какой-то... Так и сдвигаются по фазе! Седуксена, что ли, попить... ".
В пять часов было уже совсем темно, шел мелкий колючий снежок, который тут же таял, мертво светили ртутные фонари, в крестообразных башнях украшавших «Юго-Западную» высоток горели почти все окна. Плотные человеческие потоки тянулись из метро к автобусным остановкам, ярким витринам универсама, окрестным домам, все было привычно и обыденно, кроме мгновенного взаправдашнего ужаса, от которого Каймаков никак не мог отойти.
Позавчера его пригрозили убить и дали сроку два дня. Хотя он старательно успокаивал себя – мол, это глупая шутка, или какое-то идиотское недоразумение, или не менее идиотский розыгрыш, но пережитый страх наглядно продемонстрировал, что угроза оказалась убедительной. Хотя выглядела она, как фарс.
Его остановил на улице крепкий парень с уверенными манерами и решительным лицом, придержал за рукав и спокойненько так сказал: «Брось это говенное мыло! Тут не шутками пахнет, ты мафии на хвост наступаешь. Не успокоишься – тебя уберут».
– Что? – переспросил Каймаков не своим, каким-то писклявым голосом. – Вы кто такой, гражданин?..
Парень криво усмехнулся. У него был расплющенный нос и золотая коронка.
– Я и есть мафия, – проникновенно сказал он. – Два дня сроку, а потом ты покойник! Засадят маслину в башку, и все дела... Понял?
Парень повернулся и неторопливо пошел к красной «девятке» без номеров. Каймаков оцепенело смотрел, как автомобиль плавно тронулся с места... «Ерунда! Так не угрожают... И мафия себя так не называет...»
Каймаков втиснулся в троллейбус, проехал две остановки и, изжеванный, вывалился опять в изморось и слякоть.
«Черт, забыл в универсам зайти! Пельмени сварю, полпачки осталось... Может, кто-то из ребят решил „на пушку“ взять... А может, торгаши, имто действительно огласка ни к чему...»
Он обошел магазин «Союзпечать» и побрел вдоль в



Назад