1249dfeb

Корецкий Даниил - Секретные Поручения



det_crime Данил Корецкий Секретные поручения После окончания университета начинающий юрист Денис Петровский поступает на работу в прокуратуру, а его сверстник журналист Сергей Курлов неожиданно становится грузчиком в коммерческой фирме. Никто не знает, что молодые люди выполняют секретное поручение по государственной программе борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Но политическая конъюнктура изменилась, программа свернута, и Петровский с Курловым остаются один на один с многочисленными проблемами и врагами.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-02-04 http://www.aldebaran.ru/ OCR Палек & Alligator 71749FF6-31EB-42C4-A140-149A102B253A 1.0 Корецкий Д.А. Секретные поручения. В 2 томах Эксмо Москва 2004 5-04-002528-9, 5-699-07148-2 Данил КОРЕЦКИЙ
СЕКРЕТНЫЕ ПОРУЧЕНИЯ
Часть первая
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ И ЖУРНАЛИСТИКА
Глава первая
ВЕРБОВКА С НЕПРИСТОЙНЫМ ПСЕВДОНИМОМ
Тиходонск, 27-28 мая 1991 года.
— Тебе холодно? — удивился Сергей, чувствуя, как над бровью собирается пот.
— Нет.
— У тебя кожа пупырышками.
— Просто волнуюсь, — сказала Антонина.
Странно. Она не та девочка, чтобы волноваться в подобной ситуации.
Словно подтверждая эту мысль, Антонина взяла его огромную ладонь и просунула дальше в вырез блузки. Сергей вспотел еще больше. Огрубленная металлом кожа ощутила мягкую грудь и напряженно вытарчивающий сосок.
«Как бы не оцарапать», — озабоченно подумал он, наклоняясь к пахнущему духами лицу.
На этот раз она не ускользнула вниз и не отвернулась, напротив — подалась навстречу, раскрывая горячие губы. Ему показалось, что порыв не очень-то искренен: вон и глаза не закрыла, косит куда-то в сторону… Но посторонние мысли тут же исчезли…
Язык его оказался в узкой влажной полости, девушка то с силой всасывала его в себя, то отпускала, ритмично двигая головой взад-вперед. Чувствовался немалый опыт. Чего же она строила из себя целку столько времени?
— Ну, что? — она отстранилась, с любопытством разглядывая кавалера. — Понравилось?
— Мгм, — промычал Сергей. Он обвел глазами подсвеченные фонарями старые липы, усеянную мусором траву, темные провалы расходящихся аллей. Осторожно дотронулся распухшим языком до неба.
— Ясный перец, крошка.
Антонину никогда не обижали мужским вниманием, это точно. На втором курсе у нее был дружок-араб, потом был немец из торгового представительства, потом пакистанец, а потом два сирийца, которые в конце концов порезали друг друга и у одного из них вытек глаз.

Да еще этот отирался, с юрфака, в твидовом пиджаке а-ля Пинкертон. Он дарил ей розы и с загадочным видом курил прямую короткую трубку.
Это только то, что на виду, какой была подводная часть айсберга, оставалось только догадываться. Но все это в прошлом, теперь настала его, Серегина, очередь. Она крутила, крутила хвостом, но теперь, похоже, сдалась.

Может, прямо сейчас и даст — мало ли в укромных местах скамеек… А раз так, он наведет порядок. Его баба — это его баба. Всем отвала на полкило.

Кто не спрятался, я не виноват.
— Еще раз увижу, что он рядом с тобой отирается — ноги повыкручиваю, — сказал Сергей.
— Кто? — Ресницы Антонины удивленно щекотнули его щеку.
— Сама знаешь.
— Не знаю. Ты про Омара?
На кончике языка, похоже, выросла шишка — будто горячую котлету целиком проглотил. Сергей вздохнул и повторил:
— Сказал: ноги повыкручиваю.
— Может, Сахи?
— Нет, не Сахи.
— Наверное, Денис.
Теперь ресницы трепетали где-то на шее.
— Я его заставлю трубку проглотить, — сказал Сергей.
— Ага.
Спина Антонины выгнулась, округлые груди вывалилис



Назад