1249dfeb

Королева Татьяна - История Одной Войны



Татьяна Королева
История одной войны
Деревья исчезали одно за другим. Бесшумно и оттого еще более страшно в
упавшей на лес мертвой тишине огромные стволы проваливались под землю,
которая источала дымы; почва обугливалась на глазах, и по этой снедаемой
внутренним жаром земле он бежал и бежал, цепенея от ужаса, и никак не мог
убежать - до тех пор, пока в холодном поту не просыпался от собственного
крика.
Кошмар начинался всегда одинаково: Андрей видел себя мальчишкой лет
пяти, который сбежал из дому и теперь стоял довольный на опушке леса. Лето
было в разгаре, солнечные зайчики яркими золотыми сполохами метались среди
буйной зелени. Взгляд мальчика привлекал лежащий на траве осколок стекла -
на него падал луч солнца и, преломившись, уходил в землю. А спустя
какое-то мгновение вокруг начинали проваливаться деревья. Земля стонала,
испоганенная огромными дырами; из них вырывались исполинские столбы дыма,
и вот уже почва под ногами горела и покрывалась язвами, а ребенок бежал,
глотая пересохшими губами горький воздух. Жгучее солнце злым демоном
пылало в небесах, дым застилал горизонт... Крик рвался изнутри, но кричать
Андрей не мог, ибо по странной логике понимал, что остался один на Земле;
и все это продолжалось до бесконечности, потому что даже проснувшись, он
либо трясся остаток ночи от страха, либо, если все-таки засыпал, все
начиналось снова.
Он кинулся к водке как к спасению. Однако алкоголь, похоже, потерял
былую власть над ним: Андрей почти не пьянел, и лишь после изрядной дозы
как-то сразу глухо проваливался в забытье, из которого выныривал в тот же
кошмар. По настоянию жены посетил психиатра, но тот ничем не сумел помочь.
Транквилизаторы на несколько часов убивали тревогу, рождая надежду на
избавление, но только до следующей ночи.
Жизнь в промежутках между кошмарами не несла в себе ничего, кроме
мучений. Оставались, правда, еще наркотики, однако, раз попробовав, Андрей
чуть не сошел с ума, так как подстегнутое опиумом подсознание придало его
сну такую убийственную яркость и развернуло знакомый сюжет в цепь столь
отвратительных подробностей, что, очнувшись, Андрей навсегда потерял вкус
к подобным вещам.
Мало-помалу он перепробовал все. Единственным результатом этих
экспериментов стал разрыв с женой, и теперь, осунувшийся и похудевший, с
красными, слезящимися от бессонницы глазами, он жил один в своей старой
квартире, стараясь по возможности ничего не трогать.
На работе его пока еще терпели (тем более что зарплату все равно не
выплачивали вот уже четыре месяца), но после ухода жены Андрей
окончательно опустился, и жизнь его стала напоминать существование
марионетки, не известно зачем и как обретающейся на Земле.
Как-то раз, возвращаясь домой, по обыкновению погруженный в мрачные
фантазии, он поскользнулся, упал и поранил руку. Рассмотрев порез и
обнаружив в нем маленький осколок стекла, Андрей выругался - да так и
замер с открытым ртом. Постепенно его взгляд обрел осмысленное выражение;
он закрыл рот, зажимая рукой порез, и внимательно изучил осколок.
Дома Андрей залез в шкаф и с удовлетворением обнаружил потрепанный, но
крепкий еще мешок, в котором жена хранила когда-то клубки шерсти.
Вечером того же дня из подъезда выскользнула странная фигура. Она
воровато огляделась по сторонам и скрылась в соседнем дворе. Часа через
два она вернулась, сгибаясь под тяжестью ноши.
На следующий день Андрей повторил свою вылазку, а вскоре это вошло в
привычку. Он вряд ли смог бы объяснить даже само



Назад