1249dfeb     

Коржиков Виталий - Солнышкин Плывет А Антарктиду (Приключения Солнышкина - 2)



Виталий Коржиков
Солнышкин плывет в Антарктиду
КАЮТА ДЛЯ РОБИНЗОНА
Пароход "Даёшь!" торопился на юг, к жарким тропическим водам. Перед ним
вежливо раскланивались медузы, и молодые акулки, сворачивая налево и
направо, почтительно уступали ему дорогу.
Над мачтами качалось солнце, ныряло в каюты, и настроение у матроса
Солнышкина было самое солнечное. Он усердно мылил стены каюты, в которой
совсем недавно обитал драгоценный попугай бравого капитана, и вокруг
разлетались радужные мыльные пузыри.
Теперь попугай шатался со своим хозяином по Океанску, а Солнышкин смывал
их следы и слушал доносившуюся с палубы песенку, которую сочинил матрос
Федькин:
Шутки и песенки - их багаж;
Полночь, но не до сна им:
Что это, братцы, за экипаж?
Плавали, братцы, знаем!
По Антарктиде грохочет лёд,
Но и во льду - весна им!
Что это, братцы, за пароход?
Плавали, братцы, знаем!
Солнышкин окатывал переборки водой, и по ним золотистыми медузами
расплывались солнечные пятна. Он представлял, как внесёт в каюту Таин
чемодан и поставит на прежнее место, как она всплеснёт руками, а Марина
скажет: "Молодец, Солнышкин!"
Солнышкин засмеялся, и его руки забегали ещё быстрей.
Наконец он вытер пол, отжал тряпку, выставил на палубу ведро и постучал к
Марине в каюту.
- Да-да, входи, Солнышкин! - сказала Марина, и Солнышкин улыбнулся: она
узнала его стук!
Он распахнул дверь.
- Разрешите ваш чемоданчик! - попросил он, протягивая руки к Тае.
- Зачем? - удивилась Тая.
- Можете перебираться в свою каюту! Тая всплеснула руками, Марина хотела
что-то сказать. Но Солнышкин уже подхватил чемодан и, высоко подняв
голову, шагал к Таиной каюте.
В коридоре торжественно посвистывал встречный ветерок.
Через несколько шагов Солнышкин вскинул голову ещё выше: с
противоположного конца коридора к нему приближался его друг, старый
инспектор Океанского пароходства Мирон Иваныч, по прозвищу Робинзон.
- Здравствуйте, Солнышкин!
- Здравствуйте, Мирон Иваныч! - радостно кивнул Солнышкин. Но вслед за
этим на его лице появилось лёгкое недоумение и на носу проступили крупные
веснушки.
В руке у Робинзона тоже был чемоданчик. Под мышкой торчала свёрнутая
медвежья шкура, из которой внимательно поглядывал глазок подзорной трубы.
И остановился Робинзон у той же самой каюты.
- Кажется, эта каюта свободна? - спросил Робинзон.
Солнышкин мигнул, не зная, что сказать. Он готовил каюту для Таи. Но не
мог же он выпроводить и своего старого друга! Солнышкин покачал
чемоданчиком и смущённо оглянулся.
Марина и Тая остановились.
Робинзон тоже качнул чемоданчиком и усмехнулся:
- Вот так дела! Кажется, я забрёл не на своё место!
Солнышкин готов был провалиться сквозь палубу. Он думал, что бы
предпринять. Но сзади раздался голос Марины:
- Что вы, Мирон Иваныч! На своё! Солнышкин исподлобья посмотрел на неё.
- Но кажется, вы тоже направляетесь в эту каюту? - учтиво поклонился
Робинзон, поглядывая на чемоданчик в руке Солнышкина.
- Конечно! - сказала Марина.
- Конечно! - подтвердила Тая.- Мы пришли посмотреть, как Солнышкин
приготовил для вас каюту!
- Неужели для меня? - лукаво спросил Робинзон.- Но зачем же тогда ваш
чемодан?
- А увидите,- сказала Тая.
- Ну что ж, тогда прошу,- пригласил Робинзон.- Прошу! - И распахнул дверь.
По переборкам струились солнечные блики. За иллюминатором перекатывались
зелёные волны, а с лёгким сквознячком в каюту влетал громкий крик чаек.
- Спасибо, Солнышкин! - сказал Робинзон и приподнял фуражку.
- Молодец, Солнышкин! - сказала



Назад